Здоровый образ жизни у школьников

рикки мартин и дженифер лопес-адреналин на зайцев нет
26 ноября 2013 Просмотров: 4344

Прежде, чем говорить о налоге на тунеядство, следует немного присмотреться к такому понятию, как безработица в Беларуси.
По данным Белстата: «численность безработных, зарегистрированных в органах по труду, занятости и социальной защите на конец октября составила 21 тыс человек. Уровень зарегистрированной безработицы на конец октября 2013 года составил 0,5% от экономически активного населения».
Все по тем же данным, численность занятого населения в нашей стране 4 526,5 млн человек. В то же время по оценке на конец 2012 года численность экономически активного населения 4 605,6 млн.


 
Это все не помешало Премьер – министру Беларуси М.Мясниковичу в июле 2013 года заявить, что около 445 тыс трудоспособных граждан Беларуси нигде не работают. Тогда Премьер констатировал: «Ситуацию нужно исправлять. Один из способов - введение налога с неработающих».
Фактически 445 тыс неработающих белорусов – это около 9,83% от занятого населения в нашей стране. Они статистически не учтены, но они есть. Все достаточно просто. Официальные данные по безработице учитывают только тех, кто зарегистрировался, но регистрироваться белорусы не спешат по целому ряду причин:
  1. Низкий размер пособия по безработице. На сайте Мингорисполкома есть интересная информация о размере пособия: «За первые 13 календарных недель - в размере 70 процентов и за последующие 13 календарных недель 50 процентов средней заработной платы (дохода) по последнему месту работы, но не менее одной базовой величины и не более двух базовых величин при условии, что безработный в течение 12 месяцев, предшествующих регистрации в качестве безработного, имел оплачиваемую работу (доход) не менее 12 календарных недель на условиях полного рабочего дня (недели) или на условиях неполного рабочего дня (недели) с пересчетом на 12 календарных недель с полным рабочим днем (неделей)».
Получается, что размер пособия по безработице ограничен верхней рамкой в  260 тыс рублей (2 базовых величины), при этом бюджет прожиточного минимума для трудоспособного населения с 1 ноября 2013 года оставляет 1 млн. 158 тыс. 520 белорусских рублей. Фактически пособие по безработице в 4,5 раза меньше, чем бюджет прожиточного минимума.
 
  1. Обязательная отработка. Но, чтобы получить даже эти деньги, необходимо хотя бы один раз в месяц отработать на общественно полезных работах. Здесь можно опять вспомнить «Операцию Ы», где самый главный хулиган Сеня отправлялся работать на стройку. Белорусских безработных не направят на строительную площадку, мало ли что – любой прораб упрется руками и ногами, избавляясь от нежелательных помощников.
 
Лица без работы, скорее всего,  отправятся благоустраивать город в бригаде «Зеленстроя» или, в лучшем случае, займутся черновыми работами в ботаническом саду, зоопарке или еще каком-нибудь экзотическом месте.
 
  1. Сложность постановки на учет. Чтобы не вдаваться в детали, следует отметить, что гражданин Беларуси, который в начале 90-ых годов работал подсобным рабочим в каком-нибудь маленьком магазинчике, участвовал в модной тогда приватизации госсобственности и получил пару акций торгового объекта, столкнется с достаточно большими проблемами при регистрации в качестве безработного. Если акции продолжают приносить прибыль пусть даже в виде 5 тыс белорусских рублей в год, горе-акционер имеет доход со всеми вытекающими последствиями.
 
 
Безработные есть во всех странах мира, на уровень безработицы в США даже ориентируются мировые биржи при формировании своих стратегий. Но статданные в той же Америке учитывают в качестве безработных только тех, кто стал на учет и активно занят поисками рабочего места. Жители бедных кварталов, которые промышляют не совсем законным или совсем незаконным бизнесом, в качестве безработных обычно не регистрируются, и в статистику не попадают.
 
Любой белорус навскидку назовет группы хронических безработных в нашей стране: бомжи, домохозяйки при богатых мужьях и, конечно же, гастарбайтеры, которые регулярно ездят в Россию на заработки.
 
Каждый из гастарбайтеров может вам рассказать про свою историю взлетов и падений. Типичный гастарбайтер – это, как говорится, мужик с руками, которому надоела грошовая зарплата на его предприятии или стройплощадке, а друзья-знакомые посоветовали ему поехать поискать счастья в России.
 
Дальше, кому как повезет. Кто-то возвращается и покупает квартиру или машину. Кто-то оставляет в соседской стране свое здоровье.  Кому-то денег за работу просто не платят, у кого-то их отбирают криминальные элементы.  
 
Но, условно говоря, пускай все белорусы в России получают бешеные деньги и не хотят делиться с обучившим их в строительных техникумах и прививавшим в детстве от оспы государством. Тогда  надо понимать, что эти граждане нашей страны заплатят «налог на тунеядство» и будут и дальше спать спокойно в бытовках на российских стройплощадках.
 
Еще одна категория безработных  – домохозяйки, которые живут с преуспевающим мужем, предпочитая проводить время за готовкой и воспитанием детей или, в совсем уже сказочном варианте, в спа-салонах.
 
Встает резонный вопрос – если уж муж зарабатывает столько, что жене не надо работать, то и налоги, надо понимать, он платит за двоих – троих – пятерых среднестатистических белорусов. Будет платить еще один? К слову, домохозяйки, как класс, были и в СССР.
 
Совсем уже фантастической выглядит идея взимания налогов с белорусских бомжей. Подобная категория населения  есть во всех странах. Бродяги, бездомные, клошары, сквоттеры. Они отказались от практически всех благ цивилизации и живут на самом дне. Иногда этот выбор осознанный, иногда вынужденный.
 
Среди них много опустившихся, больных, страдающих алкоголизмом людей. И если никто не может заставить родителей, лишенных родительских прав, в полной мере платить за содержание детей в детских домах, то, каким образом кто-то собирается взимать налог с белорусов, находящихся на еще более низкой социальной ступеньке, совсем непонятно.
 
Однако законопроект есть. Скорее всего, он будет осуществлен. И мы станем свидетелями борьбы государства с белорусским тунеядством.
 
Посмотрим на мировой опыт.
 
Тунеядец – в приблизительном переводе с церковнославянского – «бесплатно питающийся» или «даром едящий». В русском языке есть не менее говорящий синоним – «дармоед».
 
За бродяжничество в средневековых Англии и Франции казнили, попросту – вешали. Надо заметить, что такая крайняя мера грозила лишь за повторный факт ничегонеделания. В России к бродягам и тунеядцам относились не так жестоко.
 
После Октябрьской революции тунеядцы стали рассматриваться  как «социально чуждые элементы». Их полагалось сажать в тюрьму, направлять на тяжелые работы, а также, как писал Владимир Ленин, пусть «расстреляют на месте, одного из десяти, виновных в тунеядстве».
 
Но время шло, и постепенно в СССР появились менее жесткие меры воздействия на неработающие слои населения.
 
4 мая 1961 года был принят Указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Тунеядцами в рамках этого Указа являлись лица, получающие доход от земельных участков, автомашин, жилой площади, а также прочие неработающие граждане.
 
Дармоедов полагалось отправлять в ссылку, конфискуя нажитое нечестным путем, а в крайних случаях сажать в тюрьму на 2 года.
 
Одним из первых, кто попал под действие данного Указа, был известный поэт Иосиф Бродский. Суд не принял во внимание, что Бродский за 5 лет сменил 13 мест работы и считал себя поэтом – у него не было высшего образования. Приговор – 5 лет высылки с «применением обязательного труда».
 
Только за 3 первых года действия Указа было сослано около 37 тысяч человек. Но и тунеядцы стали более изворотливыми. Никто не хотел быть сосланным в Сибирь, а, уж тем более, совсем не нашлось желающих расставаться со своим имуществом.
 
И тунеядцы, среди которых было большое число творческих людей – художники, писатели и музыканты, массово начали устраиваться на те работы, где много свободного времени, пусть и заработная плата совсем не большая. Известный советский певец Виктор Цой работал в кочегарке, кидал уголь в печь. Там же репетировал со своей группой и давал концерты.
 
Надо отметить, что среди тунеядцев в СССР было множество дельцов черного рынка: фарцовщиков, спекулянтов, валютчиков. Но это отдельная история.
 
Для пущей убедительности советская власть присвоила неработающим гражданам даже особое наименование – БОРЗ (без определенного рода занятий).
 
Борьба с БОРЗами прекратилась только в 1991 вместе с распадом СССР.
 
В современном мире не получилось найти законы, сколько-нибудь похожие на действовавшие в СССР. Есть даже обратная закономерность – в Германии или Дании гражданин может не работать всю жизнь и существовать на пособие по безработице.
 
Хрестоматийным стал пример Арно Дюбеля из Германии, который живет на пособие 30 лет. Коммунальные платежи за него все это время платит государство. Никакие усилия социальных работников, даже урезание социальных выплат, не позволяют оторвать Дюбеля от дивана. Назвать такую жизнь полноценной язык не повернется, но на еду, телевизор и определенный интерес СМИ хватает.
 
Эксперты в Польше и в Китае отмечают постоянный рост числа молодых людей, в возрасте до 30 лет, которые предпочитают не работать, а сидеть на родительской шее. В Китае эту тенденцию даже увязали с действующим с 70-ых годов ограничением на рождаемость.
Провозглашенный тогда принцип: «Одна семья – один ребенок» - привел к тому, что родители не спешат выталкивать своих подросших детей во взрослую жизнь.
 
По некоторым оценкам, до 30 % молодых китайцев живут за счет пап и мам. Правительство Китая, однако, не торопится выгонять их на работу с помощью налога на тунеядство, а планирует разрешить семьям иметь по 2 детей. Такая косвенная мера, по мнению китайских властей, поможет пробудить в молодых людях «чувство социальной ответственности».
 
В ноябре 2013 года идею о борьбе с тунеядством высказал в Государственной Думе РФ Аман Тулеев. По мнению депутата, в Кемеровской области 30 тыс вакансий и 22 тыс безработных, из них 4,4 тыс «профессиональные», которые никогда и нигде работать не будут. Но идея Тулеева не нашла поддержки в Думе. Другой российский депутат, Олег Михеев, заявил, что в условиях рыночной экономики борьба с тунеядством – это попытка «вернуть дешевую рабочую силу».
 
Хоть как-то похожи на Закон о тунеядстве законы о праздношатании, действующие в США, Великобритании и Франции. Праздношатание – это нахождение длительное время в общественном месте  с целями, которые могут угрожать общественной безопасности (торговля наркотиками, проституция, уличный бандитизм).
 
Праздношатающихся может задержать полиция в случае собственной уверенности, что готовится правонарушение. Правда, нормы многих законов о праздношатании настолько размыты, что они подвергаются постоянной критике и борцов за права человека, и самих судов. Скажем, задержали молодого человека, праздношатающегося у банка, а он всего лишь ожидал свою девушку, которая назначила ему там свидание.
 
Но все, что в данном случае может сделать полицейский – задержать до выяснения обстоятельств. И, если все законно, то ничего не делающий американский гражданин пойдет и дальше ничего не делать.
 

Ситуацию с введением налога на тунеядство прокомментировала Катерина Борнукова, эксперт Белорусского экономического исследовательско - образовательного центра BEROC.


Катерина Борнукова

  

- Можно ли победить тунеядство введением налога, или это чисто экономическая мера воздействия на граждан, которые получают большой доход, но налоги не платят?
- Введением такого закона власти и не пытаются победить тунеядство. Цель закона - обложить налогом тех, кто налоги почему-то не платит, хотя получает доходы и пользуется социальным обеспечением. То есть нововведение может коснуться предпринимателей, работающих без лицензии, и трудовых мигрантов. Что касается людей, которые действительно не работают, то у них, скорее всего, и денег нет на уплату этого налога, так что механизмы его взыскания с этой категории населения пока непонятны.
- Существуют ли в мире какие-то аналогичные налоги? Возможно, есть примеры подобных налогов в мировой истории?
- В голове никаких примеров сразу не возникает. Обычно эту проблему решают иначе. Если человек не хочет платить социальные налоги, для него делают платный доступ к социальному обеспечению, например, к медицине. Но если человек безработный или у него отсутствует источник доходов, то для него в большинстве стран, наоборот, существуют программы социальной поддержки.
- Можно ли прогнозировать ответную реакцию белорусских граждан на введение подобного налога? Например, активную регистрацию в качестве индивидуальных предпринимателей или фиктивное трудоустройство.
- Несомненно, схемы ухода от этого налога очевидны: это фиктивное предпринимательство или фиктивное трудоустройство. Эти схемы будут применяться только в случае, если минимальная сумма налогов, уплачиваемых ИП или фиктивно трудоустроенными, будет существенно ниже, чем этот самый налог на тунеядство. То есть при "уходе" от налога на тунеядство придется начать платить другие налоги. Подозреваю, что на это как раз и рассчитывает правительство. Ведь взимать налог на тунеядство технически очень сложно, а уходящие от налога сами понесут деньги в казну.
 
Но параллельно с известием о планируемом введении нового налога можно наблюдать растущее число трудовых мигрантов из стран СНГ и Вьетнама, которые работают на белорусских предприятиях и строительных площадках.
 
С вопросом: «Как же так? Получается, белорусы уже не хотят работать за среднестатистическую заработную плату, и мы вынуждены привлекать рабочую силу извне?» - мы обратились к Владимиру Валетко, доценту кафедры Национальной экономики и государственного управления БГЭУ.  Владимир Владимирович – один из ведущих специалистов по вопросам трудовой миграции.
 
 
 

Владимир Валетко
 
Владимир Валетко: «Есть два разных процесса. Во-первых, процесс снижения предложения трудовых ресурсов. И процесс низкой дифференциации заработной платы на рынке труда. Он приводит к тому, что высококвалифицированные кадры на самом деле больше востребованы в сопредельных странах.
 
Имеет место трудовая миграция. Это еще больше усиливает растущий дефицит трудовых ресурсов. И эта ниша заполняется, в том числе, и гражданами других стран. С другой стороны, надо думать стратегически, как эту нехватку трудовых ресурсов уравновешивать и решать проблему роста эффективности трудового потенциала.
 
Здесь необходимо думать о том, чтобы повышать дифференциацию оплаты труда, что будет приводить к тому, что производительность трудового потенциала, задействованного в экономике, будет расти как за счет роста мотивации тех, кто работает, так и за счет роста числа тех, кто будет оставаться, а в настоящее время является трудовым мигрантом. Но простого ответа на этот вопрос, конечно же, нет».
 
По мнению эксперта, вопрос о гастарбайтерах не стоит в форме «зачем». Нельзя сказать, зачем привлекают работников из других стран. «Это реальная экономика, когда реализация инвестиционного проекта требует трудовых ресурсов, которых нет. Это заполнение того пустого места, которое возникает. С точки зрения рынка – это эффективное решение. А с точки зрения каких-то долгосрочных перспектив, экономического роста, эффективного роста экономики – это требует определенного дерегулирования. И в частности, в сфере рынка труда, в первую очередь в вопросах заработной платы».
 
Пока же в Беларуси готовится введение налога на тунеядство. Как недавно заявила Начальник главного управления финансирования социальной сферы и науки Министерства финансов Беларуси Светлана Кретова, в год каждый тунеядец будет вносить в казну примерно 280 долларов. Если умножить эту сумму на озвученное ранее число тунеядцев – 445 тыс, то экономический эффект от нового налога составит около 125 млн долларов в год.

Источник: www.infobank.by

Источник: http://infobank.by/infolineview/itemid/4028/defaul...