Рассказ раба о трех его Госпожах

что вызывает боли в сердце
Я был "продан" Анне Госпожой Ольгой. Ну, по крайней мере, Она мне так сказала, и я не знал, что Она меня вернет так быстро.
Госпожа Анна была молодая, моложе Госпожи Ольги, хотя и старше Ирины Ивановны (той было 18, а Анне на момент моего рабства - 27). Госпожа Анна была красива - статная блондинка, неполная женщина, но очень крепкая, как я писал, Она раньше занималась волейболом и играла за сборную Харькова. Во время моего рабства Госпожа Анна была разведена (как и Госпожа Ольга). У них обеих были от первого брака сыновья - у Анны 7 лет, у Ольги 5-и. Обе эти Женщины были без высшего образования, работали где-то на Маалотских предприятиях, закончив курсы.
Проблема небольшая была в том, что с Анной я был знаком уже год до того, и у нас были вполне приятельские отношения, называли друг друга на ты. Я тогда не знал, что Анна знает о моем рабстве у Ольги (ибо на людях и при гостях Госпожа Ольга этого вначале не афишировала).
Однажды мы были в бассейне - Ольга, Анна, их дети и я. Рядом с бассейном была и сауна. Когда Анна предложила мне туда сходить, я сопроводил ее. После сауны мы наслаждались, плескаясь в бассейне. Вдруг я заметил, что Госпожа Ольга смотрит на меня с берега и рукой показывает, чтобы я вернулся.
- Меня Ольга что-то зовет, - сказал я Анне.
- Не ходи! - усмехнулась та. - Ты что у нее - мальчик на побегушках?
Хм, ей легко говорить "не ходи"... А мне потом что будет?
- Ну, неудобно, может, что-то срочное. Схожу посмотрю. Я вернусь скоро...
Я вылез и обогнув бассейн, подошел к Госпоже Ольге, лежавшей на лежаке в тени, в малолюдном месте .
- Да, Госпожа, Вы меня звали?
- Тебя кто отпускал отсюда?
- Я просто проводил Вашу подругу до сауны, Госпожа. Я не знал, что Вы не хотите... Извините, Госпожа!
- Ты чей раб?! Быстро на колени!
- Госпожа, ну тут же люди, пожалуйста, не надо!..
- Я сказала - на колени! - Госпожа повысила голос и я, испугавшись, что это привлечет внимание народа, стал на колени в ногах Госпожи Ольги.
Не успел я опуститься на колени, как Госпожа Ольга ударила меня по лицу ступней босой ноги. От неожиданности я не успел среагировать. Удар пришелся по губам и носу, даже немного кровь пошла. Я свалился на траву.
- Я сейчас твою башку тупую раздавлю. Если ты еще раз посмеешь сам решать и думать, когда можно от меня отходить! Я за тебя думаю! И Я за тебя решаю! Ты что, страх потерял, дебил? Я тебе быстро его верну, идиот!
И Госпожа еще раз ударила меня пяткой по голове. Как всегда, в голове зашумело и немного поплыло, но сознания я не потерял. Все мое существо было пронизано страхом перед могуществом Госпожи Ольги. Единственное, чего я хотел - это только исполнять, исполнять и исполнять все Ее повеления!
- Простите меня, Госпожа Ольга! Я больше никогда не буду думать самостоятельно - только так, как Вы решите и прикажете! Ой, вот уже Анна возвращается, Госпожа. Можно мне встать?
- Идиотам всегда везет. Иди быстро умойся, кровь смой с лица.
Подошедшая Анна, по-моему, все сразу поняла, что было видно по ее усмешке...
Так вот, привыкнув называть Анну на ты, я первое время часто ошибался, уже став Ее рабом. В один из первых дней моего служения Ей я разговаривал с Ней по телефону.
- Ты меня только что на "ты" назвал! - резко прервала меня Госпожа Анна.
- Ой, простите меня, пожалуйста, Госпожа - я это не нарочно, просто по привычке.
- По привычке, говоришь? Ладно, придется тебя от этой привычки отучивать. Завтра привезешь мне пятьсот шекелей! Ну, и отшлепаю тебя, как всегда!
На следующий день, как было велено, я приехал с утра к Госпоже Анне. Она к этому моменту уже выпроводила сына в школу и была дома одна.
- Явился, раб? Ты деньги привез?
- Да, Госпожа. Конечно, Вы же приказали!
Я вынул портмоне и раскрыл его, рассчитывая вынуть 500 шекелей.
- Дай-ка мне его, посмотрю сама!
Я покорно отдал портмоне. Госпожа Анна обсмотрела все его отделения, где лежали кредитка и прочие карточки: права на машину, карточка клиента супера и т.д. А затем залезла в денежное отделение, где лежали купюры наличными.
- Так... Четыреста, пятьсот, .. семьсот. Так ты Мне семьсот шекелей привез, раб?
- Нет, Госпожа - Вы же велели пятьсот. А еще двести я взял из каспомата себе на жизнь.
- На жизнь, говоришь? А в чем смысл твоей жизни теперь?
- Ну, как - нужны же деньги, чтобы жить. Не умереть, Госпожа.
- Смысл твоей рабской жизни - в первую очередь служить своей Госпоже. То есть - Мне! Ты не согласен с этим, раб?!
- Конечно, согласен, Госпожа!
- Верно! И какие выводы?
- Буду служить, Госпожа!
- Это слишком общие слова! А я жду от тебя конкретных выводов по поводу твоего портмоне!
- Вы хотите сказать, что я должен отдать Вам все свои деньги из него? 700 шекелей?
- Неверно, раб! - Анна отвесила мне увесистую пощечину. - Не твои деньги, а Мои деньги! Мои!! Понял, раб? - и вторая пощечина обрушилась на другую мою щеку.
- На колени!
Я бухнулся на колени. Страх от грядущей экзекуции парализовал меня. Я знал, что Анна очень крепкая и сильная.
- И вот такое дерьмо еще осмеливается называть Меня на "ты". Да ты знаешь, ничтожество, что Я сейчас с тобой могу сделать? Ты через пять минут будешь у Меня кровью умываться. - Анна пнула меня ногой и я завалился на пол. - Встать! Раздевайся! Быстро, идиот!
Через минуту я стоял перед Госпожой голый, дрожа от страха. Член мой, тем не менее, выдал совершенно неприличную эрекцию. Госпожу Анну это обстоятельство нисколько не смутило. Убрав мои руки, стыдливо прикрывающие член, Она взяла его в руку и по-хозяйски повела меня как на поводке в другую комнату, где была двуспальная кровать.
- Встань на колени перед кроватью!
Когда я повиновался, Госпожа пригнула мою голову к кровати, так что голова и часть груди оказались на постели, а сама - села на меня верхом, лицом к моему заду, сжав сильно мой торс мощными коленями. В такой позиции Ей было удобно меня шлепать, что Она тутже и начала делать. Сильно, почище, чем в первый раз. А мне велела молчать:
- Не хочу, чтобы соседи услышали. Будешь кричать - тебя ждет такое, что лучше меня не доводи!
Неимоверно трудно было не кричать под этими мощными ударами-шлепками. Я ерзал, извивался, после десятого удара начал плакать, но старался перенести все это без звука. Зад мой просто горел, и я подумал, что он уже никогда не восстановится...
Не помню, сколько было там ударов, не считал. Наконец, Анна остановилась, чтобы покурить.
- Надеюсь, тебе понравилось?
Я плакал почти навзрыд, но беззвучно. И даже не смог ответить сразу:
- Морально - да, Госпожа. А физически - не очень, я все-таки не мазохист.
- А Мне плевать - мазохист ты или нет. Я буду делать так, как Мне нравится! А на тебя мне нас...ть! И в буквальном смысле - тоже. Я знаю, что у Ольги ты был унитазом - и у Меня будешь! Ведь ты же не против, правильно?
- Д-да, Госпожа... Просто я не думал, что Вы об этом знаете.
- Х-ха! Да что тут знать? Ты покажи мне хоть одного раба Женщины, который об этом не мечтает! Что-то Я таких не видела. Если у Женщины есть ж...а и вагина - вы об-ре-че-ны о них мечтать и служить им.
- Не знаю, все ли рабы, Госпожа, об этом мечтают. Я не слишком знаком с рабами, хотя сам - раб. Они мне не интересны... А Вы откуда это знаете, Госпожа? Ведь Вы раньше не были в теме?
- Ну, в интернете читала много. Да и темой интересовалась, хотя начала, действительно, только с тобой. Ладно, ты много болтаешь. Пора начать тебя дрессировать в качестве Моего туалетного раба. На колени, и ползи в ванную, раб!
Через несколько дней Госпожа Анна в телефонном разговоре со мной спросила:
- Ну, как твой новый принтер работает?
- Неплохо, Госпожа. Он, хоть и недорогой, но качество выдает приличное...
И только после разговора, я сообразил: я ведь ничего не сказал Госпоже Анне о том, что позавчера купил новый принтер. Откуда же Она узнала об этом?
Впрочем, Она могла в этот день приехать в Кармиэль - ведь это недалеко от Маалота - и случайно увидеть меня в магазине. Ничего сверхъестественного в этом нет. С другой стороны, почему не подошла ко мне... Хотя, Она могла быть не одна и не хотела афишировать характер наших отношений.
В общем, я успокоился. Но это длилось недолго. Еще через несколько дней, в очередной раз телефонной беседа Госпожа Анна сказала:
- Не смей больше носить эту желтую футболку с надписью "СПОРТ" на груди. Она мне не нравится. Пойди сейчас и выброси ее в мусор! - и положила трубку.
А это откуда Она узнала?? Я при ней эту футболку ни разу не надевал, да и новая она. Как Она узнала???
Поразмыслив, я подумал, что у Госпожи Анны, возможно, есть знакомая в Кармиэле, которая живет рядом со мной. И по просьбе Ее наблюдает за мной и все передает Госпоже. А Госпожа, наверное, хочет поразить меня своими сверхспособностями, чтобы не вздумал Ей врать НИКОГДА и осознал еще больше Ее всесилие.
На всякий случай, я действительно пошел к мусорке и выбросил эту футболку - вдруг Анна предупредила знакомую, чтобы та наблюдала за исполнением приказа.
Но эта мысль улетучилась во время следующего разговора:
- Ну, как тебе мой новый зеленый купальник, раб? Любуешься сейчас на компе?
Тут я просто чуть со стула не упал! А это каким чудом Ей известно?! Я поставил это фото на рабочий стол буквально вчера. С тех пор ко мне никто не заходил, да и сам я с тех пор не выходил из дома. Живу я не на нулевом этаже, а совсем на третьем. Никаких деревьев и домов напротив моего окна в этой комнате нет, так что экран никто посторонний не мог видеть даже с помощью бинокля, да и стоит монитор боком к окну. Как? Каким образом?..
- Скажите, Госпожа Анна, как Вы все это узнаете: про принтер, футболку, рабочий стол?
- Да разве только это, раб? Я вообще все про тебя знаю. Так что не смей мне врать никогда - узнаю и накажу. Сильно и в тот же день!
- Слушаюсь, Госпожа! Но все же, КАК Вы это все узнаете?
- Не приставай ко Мне, раб. Вот такие у Меня способности. Больше ты все равно понять не сможешь - ума не хватит.
И Анна бросила трубку, оставив меня в смятении и полном непонимании.
А надо сказать, что я никогда не верил во всю эту чертовщину - типа телепатии, телекинеза, ясновидения, левитации и прочего. Все это - жульничество на уровне Копперфильда, фокусов и легковерия. Но тут я терялся в загадках. Разум мне шептал, что тут должно быть объяснение. В конце концов я решил, что тут дело в гипнозе.
Гипнозу я поддаюсь, я внушаем. Госпожа Ольга, например, обладала гипнотическими способностями, порабощая меня. Она мне даже кассеты посылала, запретив в машине слушать что-либо, кроме Ее завораживающего голоса, и это было очень сильнодействующим средством. Возможно, что и Госпожа Анна гипнотизер! Может, она звонит мне ночью, все это у меня выведывает, а потом стирает из моей памяти этот разговор. Не поручусь, что так не было! Нельзя же в самом деле предположить, что Госпожа Анна видит все эти дела за двадцать километров от меня...
Я действительно служил Госпоже Анне не за страх, а за совесть. Впрочем - и за страх тоже: во-первых, она физически наказывала меня очень сильно и регулярнее, чем Госпожа Ольга, во-вторых, я был настолько потрясен и подавлен тем, что Она все про меня знала, что чувствовал себя не то что подопытным кроликом, находящимся перед Хозяйкой в прозрачной клетке, а просто-таки кроликом, предназначенным Ей на съедение. Я не смел и пикнуть слова в ответ на Ее приказы, а со всех ног кидался их исполнять, боясь сделать это не вовремя или неточно. Уже через месяц моей службы у Госпожи Анны были адреса почты всех моих знакомых, родственников и начальствакомпрометирующие меня фото, мой рабский контракт с подписью (я сам дал Ей всё это по Ее повелению, ибо не мог сопротивляться этому Ее желанию), и Она уверила меня, что при малейшем моем неповиновении все это будет послано адресатам. И я ни секунды не сомневался, что Она это сделает легко - Госпожа Анна была очень крута на расправу. Она совсем зомбировала меня, так что я не думал уже ни о чем - только о благе Госпожи Анны! Дань, которую я платил Ей с каждым месяцем, возрастала, и мне уже с трудом удавалось сводить концы с концами... Я бы просто погиб во славу Госпожи Анны, не забери меня Госпожа Ольга к себе обратно....
В первый же приезд к Госпоже Ольге я был ошарашен Ее гневом:
- Ты что, скотина, забыл уже, чей ты раб? На колени!
Я с колен умоляюще оправдывался:
- Но Вы же сами продали меня Госпоже Анне, Госпожа! Это же было по Вашему приказу!
- Продала, потому что Я так захотела! А твое дело - помнить, кто тобой владеет на веки вечные. А ты идиот, забыл это?! Я тебе быстро напомню!
И Госпожа Ольга начала раздавать мне затрещины слева и справа, вызывая привычное гудение и боль в голове! Я свалился на пол. А Госпожа Ольга встала на меня, мне на грудь, душа всей своей сотней килограммов:
- Сегодня же, дебил, передашь мне весь компромат на себя, который ты дал Анне. И посмей хотя бы что-то из Моих приказов не исполнить точно и в срок! Я тебя быстро научу, идиот, как Мне надо служить! - Госпожа Ольга подтащила меня к дивану и уселась, стянув трусики, мощным задом прямо мне на лицо:
- Лизать, раб! До умопомрачения!..
В тот вечер началась новая эра моего рабства у Госпожи Ольги...
Госпожа Ольга как-то собрала у себя в саду девичник. Подруг Ее было человек 7. Перед этим Госпожа Ольга сообщила мне, что я должен закупить мясо и другие продукты - и жарить шашлыки на мангале в саду. А потом - прислуживать Ей и ее подругам за столом. К тому времени большинство Ее подруг уже знали, что я - раб Госпожи Ольги.
Меня с детства волновала сцена служения мужика Женщине в присутствии других Женщин. Этот процесс делает как бы легитимным факт мужского рабства у Женщин, и потому всегда волнует. Тем более, когда Женщины эти молоды и симпатичны (возраст подруг был от 20-и до 35-и лет). Поэтому предстоящий вечер меня возбуждал. Уж я расстарался, накупив провизии с запасом и маринуя шашлыки... И трудясь над ними в садике. Это было в начале лета, и Госпожа велела мне раздеться до плавок и надеть только Ее фартук. Пока Женщины весело болтали, обменивались сплетнями и анекдотами, я корпел над мангалом, стараясь слишком явно не концентрировать внимание на их обнаженных ножках, хотя некоторые специально провоцировали меня, выставив ножку вперед и крутя напедикюренными пальчиками, делая вид, что эти движения не рассчитаны на меня, а делаются исключительно для самой обладательницы ножек. Это красиво, но я ни на секунду не забывал, что Госпожа Ольга наблюдает за мной и накажет за взгляды на их прелести очень сильно.
- Слышь, Ольга, - а раб-то у тебя старательный, скромный, - со смехом заметила одна из подруг, Карина.
- А то! Чья дрессировка? Моя! Даже из такого дебила могу сделать полезную вещь.
- А чего ты его дебилом-то зовешь? Он же вроде с высшим образованием, ты говорила.
- Потому что он дебил! Эй, раб, ну-ка ползи сюда ! Вот так, - и Госпожа Ольга гордо поставила мне ногу на голову:
- Ты кто? Громко!
- Я Ваш раб, Госпожа.
- А по уму?
- Дебил и идиот, Госпожа.
- Вот так! - Госпожа торжествующе оглядела подруг и толкнула меня пяткой по лбу, - пшел на место, раб!
Я отполз к мангалу и занялся делом, а Ольга попеняла подруге:
- Жалостливая ты, Карина. И зря! Их в черном теле надо держать!
- Но ведь человек же все-таки....
- Нет! Может был раньше. А теперь - вещь! Моя собственность! И заметь - сам захотел. А Я уже потом захотела. И теперь его не выпущу! Это - Моё!
- А как ты им пользуешься. Вот что он у тебя делает?
- Всё! Всё, что я захочу! Хочу - он Мой шофер. Хочу - телохранитель... Хотя, какой из него телохранитель, Я его могу одним ударом свалить. Но не Мне же быть его телохранителем, когда он меня сопровождает на шоппинг и платит за Мои покупки... Уборщик. Повар - вишь, как старается, запашок-то вкусный! Коврик Мой в ванной... А еще - он хороший пи...лиз. И ж...лиз заодно, это уж, как я приказываю. Про ноги - я уж не говорю...
- Ну, ты молодец, Ольга! Круто ты его поломала, - восхищенно заметила другая подруга, Вика. - И долго ты дрессировала?
- Да три дня - и он стал шелковый...
А дальше я целый вечер подносил блюда Госпоже и подругам, разливал водку и вино. Почти ни одной оплошности не совершил, кроме того, что один из шашлыков свалился на пол. А вслед за ним свалился и я - под мощным ударом Ольги:
- Вот ты его и будешь есть - не за столом, а в миске на полу. И - без рук, раб!..
Потом я долго лежал под столом по приказу Госпожи Ольги, служа скамеечкой для ног Ее подруг. Некоторые из них нарочно провоцировали меня, периодически раздвигая ножки, но я, боясь гнева Хозяйки, не посмел отреагировать действием...
Вообще, после возвращения от Госпожи Анны Госпожа Ольга начала меня наказывать значительно регулярнее. Если до Анны Она периодически давала мне затрещины, пусть и чувствительные, но больше стихийно, то теперь она хлестала меня по щекам долго и каждый раз, когда я приезжал. Вина находилась всегда: то ли я неудачно пошутил и Ей это не понравилась, то ли не так посмотрел на Нее, то ли приказ Ее был недостаточно хорошо понят... в общем, найти вину рабу нетрудно. Не успевал я приехать к Ней, как уже с порога следовало резкое "На колени!" и мгновенная, болезненная экзекуция с разъяснением причин - видимо, для воспитания покорности. Это Ей удавалось - я стал так же бояться Госпожу Ольгу, как Анну. С другой стороны, страх парализовал мой ум, и я стал при выполнении приказов чаще ошибаться именно из-за страха. В общем, поводов для наказания своего дебила у Госпожи хватало.
Да и сами поощрения Госпожи - лизание зада, вагины и ножек - я от этого очень сильно уставал. Одно дело, когда это длится 5-10 минут. Это очень сильно возбуждает и приятно рабской душе. Но когда тебя держат в промежности часами, заставляя лизать и ублажать, когда ты едва не теряешь сознание, а тебе не разрешают даже пару минут передохнуть, и ты чувствуешь, что сердце колотится и ты можешь благополучно отдать концы во славу вагины или этого мощного зада - это уже перебор, Госпожа. Я все же считаю, пусть это звучит крамольно, что к рабу надо проявлять жалость и милосердие - он отслужит за это сторицей.
А тут у меня еще начался период безденежья - меня уволили с одной работы, а другую пока не нашел. Я сообщил об этом Госпоже Ольге и попросил смягчить финансовое бремя дани. Она и слышать не хотела вначале. Но потом в Ее голове созрел новый план.
- У тебя родители живы, - спросила Она.
- Мама умерла давно. А отец - жив. Он здесь живет, на пенсии.
- А карточка у него есть кредитная?
- Она у меня, Госпожа. Отец приехал в пожилом возрасте, и сам пользоваться не умеет.
- Ага! Это - хорошо! - улыбнулась Госпожа. - а он тоже любит женщинам подчиняться?
- Ну, я не знаю - он о моих склонностях раба не знает, я ему не говорил. А что, Вы и его хотите сделать рабом? - улыбнулся я.
- Ты что, скотина, лыбишься? - резкая пощечина опустилась мне на лицо. - Да, именно хочу! На колени!
- Я опустился на колени.
- Так вот, слушай Мой приказ, раб! С этого дня, с этой минуты, с этого момента твой отец - тоже Мой раб! И дань он мне будет платить тоже, как и ты, идиот!
- Госпожа, да пожалейте Вы его. Я не представляю, как скажу ему об этом. А может он совершенно не из темы.
- Да плевать Мне - из темы он или нет, захочет он быть рабом или нет. Я ХОЧУ этого! Понял, ничтожество?! А теперь - повтори мой приказ. Громко!
- С этого момента мой отец... тоже Ваш раб, Госпожа!
- Ну, наконец-то, дошло до идиота. Гордись - ты привел собственного отца в рабство ко Мне! Что ты чувствуешь , раб?
- Я... возбуждение, Госпожа.
- Прекрасно! Займёшься сейчас лизанием - это тебе награда за Моего нового раба! - И Госпожа привычным жестом потянула с себя трусики...
Госпожа Ольга, карточку моего отца не забрала. Она для начала просто велела мне снимать с нее дань для Нее. Тоже ежемесячную и такую же, как моя - мне-то Она как раз дань понизила с 300 до 200 шекелей в месяц. Ну и отец - тоже 200. Уже через два дня после приказа я положил первую дань отца к Ее ногам.
- Это пока, раб. Пока что твой отец - Мой виртуальный раб. Но вскоре я сделаю из него и реального!
- Помилосердствуйте, Госпожа! Зачем Вам нужен раб-старик, да еще и плохо соображающий. Ну какая Вам польза от него?!
- Заткни свой поганый рот, дебил. Я ХОЧУ этого! Значит так и будет. А ты мне в этом поможешь! И не просто поможешь - а ох как будешь стараться! Ведь верно, раб? Будешь стараться, будешь? Не слышу ответа?
- Но как я смогу помочь, Госпожа? Одно дело - снять деньги из банкомата с его карточки - он об этом не знает. Но я не представляю, как сказать ему о том, чтобы стал рабом Вашим?
- А вот это - не твоего ума дело - ты слишком туп для этого! Да я и не хочу, чтобы ты придумал этот план. Я придумаю его сама! Я не того от тебя сейчас жду - Я требую, чтобы ты ничего в мире не желал сейчас так, как сделать из твоего отца раба для Меня! Для Моих прихотей и удовольствия! И уже через пять минут ты будешь этого жаждать, раб, не прото хотеть, а жаждать!
Госпожа Ольга уселась на диван.
- А теперь - ползи ко мне на коленях!
Когда я подполз ближе, Госпожа Ольга велела:
- Смотреть мне в глаза, раб! И не моргать!
Я со страхом взглянул в пронзительно-голубые глаза своей Повелительницы. Взгляд Госпожи Ольги был немигающий, прямо мне в переносицу. Я стоял минуту и тяжело дышал, не моргая, как было велено. Что-то начало происходить с моим мозгом - он начал как бы обволакиваться и согреваться, и я постепенно перестал различать границу между сном и явью. Усталость от боли в коленях полностью прошла. Постепенно стала наступать полная ясность. Я видел перед собой красивую, невероятно красивую Женщину. Больше я не видел ничего. Мысли улетучились все, кроме одной - узнать, что эта Женщина хочет и немедленно выполнить это.
- Да, раб! Ты меня правильно понял - глубокое удовольствие у тебя будет ТОЛЬКО тогда, когда будешь исполнять ВСЁ, что Я приказываю. Повтори!
- Слушаюсь, Госпожа, - каким-то чужим голосом сказал я, - я умоляю Вас - прикажите мне что-нибудь! Я не могу жить без исполнения Ваших приказов. Сжальтесь, Госпожа, прикажите мне немедленно что-нибудь! Умоляю Вас, Госпожа...
- Знаю! Смотреть!
И Госпожа Ольга вытянула вперед свою босую ножку, подошвой ко мне.
- Смотреть внимательно, раб! Я передаю тебя в рабство этой ножке. Все Ее приказы - для тебя закон. Концентрируй внимание на ножке!
Я неотрывно смотрел на обнаженную подошву , и ничего в жизни мне сейчас не хотелось так, как подчиняться, подчиняться и подчиняться Ей. Ножка стала капризно изгибаться во всевозможных направлениях, пальчики начали прихотливо и капризно изгибаться и выпрямляться, арка перехода от пятки к пальчикам поражала белизной и нежностью кожи. Никогда и ничего мне сейчас не хотелось так, как броситься и вылизывать, целовать и молиться на эту ножку - без исполнения Ее приказов моя жизнь будет абсолютно бессмысленна!!! О, прикажи мне, ножка, все, что угодно или убей меня без всякой жалости...
- А теперь скажи ножке, раб, чего ты хочешь сейчас??
- О, ножка! Прошу Вас, умоляю, разрешите мне привести к Вам в полное рабство моего отца! Я буду стараться для Вас, Госпожа ножка, я сделаю всё, что Вы мне для этого прикажете! Я жажду ради Вашей прихоти сделать моего отца Вашим рабом!
- Это возбуждает тебя, раб? Я хочу, чтобы возбуждало! Я ХОЧУ!!!
- О, да, Госпожа! Да!! Очень возбуждает!
- Вот видишь, раб - Я говорила, что пяти минут будет достаточно. Теперь ты знаешь, что Я - всесильна. Лизать ножку!
И я занялся привычным делом. Но уже на новом уровне. Рабство мое теперь не знало границ... Я лизал подошву по-новому, будучи страшно возбужденным одной мыслью, что отныне малейшая прихоть этой ножки - не только мой долг и закон, но мое счастье...
...Вернувшись в тот день домой от Госпожи Ольги, я был обуреваем противоречивыми чувствами. С одной стороны, Госпожа Ольга добилась колоссального прогресса в подчинении меня - я не просто жаждал сейчас притащить отца к Ее властным ногам, но и был чрезвычайно возбужден этим предстоящим заданием. С другой стороны, отца я всю жизнь очень любил, он был прекрасным умным человеком, и мысль о том, что мои сыновние чувства так легко были разбиты могуществом Госпожи, приводила меня в смятение. Но факт остается фактом - любовь и почитание Госпожи легко пересилили все мои сыновние чувства. Ведь Госпожа и Ее хотения стали самым главным в моей жизни.
План Госпожи по порабощению отца моего начал осуществляться через несколько дней. Она позвонила мне и для начала спросила, развешены ли Ее фото в моей квартире.
- Конечно, Госпожа! Более того, у меня на стенах нет ничего, кроме Ваших фото в рамочках.
- Это хорошо, раб! Хоть когда-нибудь ты правильно поступаешь, несмотря на свой дебилизм. А какие именно фото? Перешли-ка их мне на и-мэил. Сейчас, раб!
Я повиновался. Через несколько минут Госпожа Ольга перезвонила и сказала, какие подойдут, а какие надо заменить и добавить, дав мне срок один день на это.
Среди вновь повешенных фото были такие, где Госпожа Ольга демонстрировала подошву босой ноги, а также фото лица, где Она смотрела в объектив своими пронзительно-голубыми глазами.
- А твой отец где живет, с тобой? - спросила Она.
-Нет, Госпожа. Но рядом, в хостеле.
- Ну, тем лучше. А у него комп есть с интернетом?
- Нет, что Вы, Госпожа, если он банкоматом не научился пользоваться, то к компу его и подпускать не стоит.
- Ну, тем лучше. Ему скоро предстоит узнать много нового!
- Вы хотите, чтобы я научил его пользоваться компьютером, Госпожа? Вряд ли он это усвоит...
- Да нет, я не это имела в виду. Короче, Мне нужно, чтобы Мой новый раб переселился к тебе на несколько дней. Сегодня же!
- Слушаюсь, Госпожа! А если он спросит, кто на фотографиях - что мне отвечать?
- Госпожа Ольга! Правду.
- А он может спросить: а кто это, Госпожа Ольга. Что ответить?
- Отвечай - "Наша Хозяйка", "Наша Начальница"... И все время на протяжении следующего дня почаще показывай на них и напоминай ему - это наша Госпожа Ольга. Он должен за пару дней привыкнуть к моим фото, и они должны ему понравиться! Выполняй, раб! О результате сообщишь Мне послезавтра!
- Слушаюсь, Госпожа! А что потом?
- Не твое дело, идиот! Дальше - жди Моего приказа! Быстро, работать на Госпожу! Сию секунду марш за отцом! - и Госпожа Ольга повесила трубку.
Надо ли говорить, что я тутже пошел за отцом и передал ему, что администрация хостеля просила его на несколько дней переселиться ко мне, ибо в некоторых номерах должны делать текущий ремонт. Отец особо не спорил, ибо был человеком покладистым. Уже через час мы были у меня дома...
Уже на следующий день обустройства у меня отец знал, кто такая Госпожа Ольга. Она ему очень понравилась, и я обратил внимание, что он по собственной инициативе стоит перед фотографиями, подолгу их рассматривая, время от времени цокая языком и приговаривая:
- Ах-х! Крас-сивая женщина!
Я ему тутже напоминал, что это наша Хозяйка, Госпожа Ольга. Его это объяснение вполне устраивало, и он вовсе не уточнял у меня - в каком это смысле "Хозяйка". Может, думал, что хозяйка моей съемной квартиры.
Через два дня раздался телефонный звонок:
- Ну, что, раб? Отец уже привык к моим фото?
- Да, Госпожа. Он называет Вас только "Госпожа Ольга". Правда, я не разъяснял без Вашего приказа, в каком смысле "Госпожа".
- А тебе и не надо. Я ему сама все скажу. Через 10 минут будь в мессенджере MSN с микрофоном и веб-камерой наготове.
До этого мы с Госпожой Ольгой часто использовали этот мессенджер в тех случаях, когда Госпоже надо было говорить со мной и одновременно видеть, как я выполняю Ее приказы, как стою на коленях. Она еще любила уходить с места по своим делам, поставив меня на колени, так что я видел только Ее кресло, а Она сама могла в любой момент издали посмотреть, насколько тщательно я исполняю Ее повеление, не халтурю ли, не опираюсь ли на свое кресло и т..д.
Через пять минут я сидел, включив Мессеенджер и поджидая Госпожу. Она не замедлила явиться.
- Ну что, все работает, раб? И звук, и изображение есть?
- Да, Госпожа. А у Вас?
- У меня тоже. Так, зови отца и сажай перед монитором!
Я вышел в соседнюю комнату и сказал отцу:
- Папа - Госпожа Ольга хочет тебя видеть!
- А где она?
- Она - на экране. Ты будешь Ее видеть и слышать, и Она тебя тоже. Идем скорее, Госпожа не любит ждать!
Я завел отца в свою комнату и усадил перед экраном. И тут - он Ее увидел.
- О! - обернулся он ко мне, - это же Госпожа Ольга! Это что - фотография?
- Да нет - смотри на экран и говори с ней.
Отец снова обернулся к монитору, видимо не понимая меня. И тут Госпожа Ольга заговорила с экрана:
- Здравствуй, Виктор! Я - Госпожа Ольга, ты правильно сказал. А теперь - поздоровайся со мной!
- Здравствуйте, Госпожа Ольга, - заулыбался отец. - Это что - Вы живая там?
- Живая, живая! - и Госпожа Ольга подхватила руками свои роскошные длинные волосы и подняла их наверх. - Нравится тебе?
- Да, нравится... Вы очень красивая, Госпожа Ольга. А я Вас видел на фотографиях в квартире здесь.
- владислав, выйди-ка из этой комнаты на 10 минут и закрой дверь, - вдруг обратилась ко мне Госпожа. - А ты, виктор, проследи, чтобы он вышел и дверь была закрыта!
- Слушаюсь, Госпожа, - громко сказал я и вышел из комнаты. Хотя было мне очень интересно, как Госпожа будет обращать отца в рабство. Честно говоря, несмотря на то, что я думаю, обычных людей, не из Темы, этим трудно заинтересовать, но в данном случае в успехе Госпожи у меня сомнений не было. Отец был обречен...
Я засек время и через 10 минут зашел в комнату. Отец сидел перед монитором молча. Госпожа Ольга тоже молчала, глядя прямо в центр экрана.
- Я слышу, ты зашел, раб?
- Да, Госпожа. Теперь можно присутствовать?
- Да, вполне. Сейчас ты увидишь результат. виктор - я разрешаю тебе разговаривать!
Отец будто проснулся:
- Да, Госпожа Ольга. Огромное спасибо!
- Покажем владиславу, какой ты способный, виктор?
- Да, Госпожа!
- Сначала скажи, кто ты?
- Я - Ваш покорный раб, Госпожа!
- А владислав кто?
- владислав - Ваш покорный раб, Госпожа!
- А что ты должен делать, если я показываю ногу? - И Госпожа Ольга положила на стол босую ножку.
Отец бросился на колени, как подрубленный. Я тоже. Мы оба стояли на коленях , вожделенно и почтительно глядя на эти лениво движущиеся пальчики, владеющие нами обоими.
- Я устрою между вами сейчас соревнование - кто из вас дольше простоит на коленях - завтра будет лизать Мой роскошный царственный зад! А проигравший - только наблюдать за этим...
Надо ли говорить, что мне было легче выиграть - я все-таки помоложе...
На следующий день отец был торжественно доставлен мной в Маалот для службы Госпоже в реальном времени...
Когда мы с отцом ехали в Маалот по приказу Госпожи Ольги, я спросил:
- Папа, а что Госпожа Ольга тебе говорила вчера по компьютеру, когда я выходил из комнаты?
- Я... не помню...
- Как не помнишь?! А как же ты стал рабом Госпожи Ольги? Или ты и этого не помнишь?
- Как же не помню! - удивился отец. - Это все равно, что не помнить, как кушать... Или как дышать...
- И ты рад, что ты раб Ее?
- Ты что, с ума сошел? Или думаешь, что я сумасшедший? Все мужчины - рабы Госпожи Ольги. Вот ты же - раб Ее?
- Я - да. Но я уже давно, несколько лет. А ты?
- И я - давно! - убежденно ответил отец. - Я родился для Нее, и я всю жизнь был Ее рабом!
- Но не все же мужчины - Ее рабы!
- Да что ты мне голову морочишь! - возмутился отец. - Как это не все?? Как же они живут?!
Я замолчал... Так я и не узнал, как Госпожа Ольга внушила все это моему отцу...
Дверь в квартиру Госпожи Ольги была приоткрыта. Я приоткрыл ее еще больше и почтительно сказал:
- Вы позволите зайти, Госпожа?
- А, рабы явились? Раздевайтесь оба до трусов, на колени и ползите в ванную!
Мы спешно повиновались. Доползя до ванной, я еще раз почтительно спросил:
- Можно заходить, Госпожа?
- Да я же приказала вам, дебил, две минуты назад! Не заходите, а заползайте... Оба!
Мы безмолвно вползли. Госпожа Ольга нежилась в пенной ванне, не обращая никакого внимания на нас. 15 минут господствовала тишина. Я чувствовал, что отцу все труднее стоять на коленях. Наконец , она медленно поднялась и мы впервые увидели все сокровища под флером стекавшей пены.
- Оба падите ниц. Мордами вниз! А то еще ослепнете, кретины!
Мы несколько минут лежали лицами в пол, пока Госпожа смывала с себя душем остатки пены. Потом Она медленно перекинула правую ногу через бортик и прижала меня к полу. Вторая нога опустилась на спину отца.
- Лежать смирно! И не дышать! Если Мне будет неудобно - раздавлю обоих!
Через пять минут Госпожа была в махровом халате и с красиво повязанным (как это умеют все Женщины) полотенцем на голове.
- За Мной в салон. На коленях!
Госпожа удобно расположилась на диване и взяла пульт от телевизора в руки. Мы расположились на коленях перед Ней в ожидании дальнейших приказов.
- Головы наклонить. Смотреть на Мои ноги! - Госпожа Ольга сбросила шлепанцы и поставила одновременно обе лилейные ножки на головы двум рабам, надавив так, что мы были вынуждены стать на четвереньки.
В этом положении прошло полчаса. Госпожа щелкала переключателем каналов, ни на одном подолгу не задерживаясь. Наконец, Ей это наскучило, и телевизор был выключен.
- Ну что, обещала награду вчера - вот она. - Госпожа Ольга задрала полы халата наверх, повернулась к спинке дивана и забралась на него с коленками. При этом Она хищно, по-кошачьи выгнула спину и скомандовала:
- владислав - римминг! А ты, старый идиот, проиграл вчера - давай, лижи мне подошвы. Медленно, тщательно, от пальчиков к пятке. Буду недовольна - растопчу, как жука!
И мы принялись за работу, лучше которой для мужика ничего на свете не бывает!..
Много чего еще было в этот день - и мойка полов, и туалетов Госпожи. И поездка со мной в супер (отец в это время оставался в квартире и чистил краны до блеска... До четырех дня, после чего Госпожа сказала, что сейчас сына надо забирать, и чтобы мы уматывали...
Возвращаясь домой, я заметил, что отец плачет.
- Ты что это, папа? Устал сильно?
- Нет... От счастья, - ответил он мне, улыбаясь...
В течение примерно года после того, как отец стал рабом Госпожи Ольги - Она приказывала нам приезжать чаще, чем я один ездил раньше. Чаще всего мы работали у Нее дома по хозяйству - убирали у Нее, обстирывали - Госпожа Ольга приказывала всегда такие вещи, как трусики и лифчики Ее стирать вручную, тщательнейшим образом, не доверяя машине. Это был целый ритуал: Вначале Госпожа ставила нас на колени, надевала каждому на голову по паре трусиков, следя, чтобы наиболее ароматные следы выделений приходились прямо на нос - и глубоко дышать носом не менее 10 минут перед стиркой. Затем следовал жесткий приказ: "Встать, дебилы!", и мы должны были проследовать в ванную для последующей стирки. И как же серьезно потом Госпожа оценивала результаты! Если хоть малейшее подобие следов выделений Она усматривала после стирки или, допустим, запах - на нас с отцом обрушивался град затрещин... Его, правда, Госпожа Ольга щадила больше. Может, жалела его или боялась ненароком убить...
Затем Госпожа Ольга отправляла одного из нас - либо меня, либо отца - в магазины за продуктами (естественно, за свой счет, помимо дани.) Когда уходил отец - Госпожа приказывала мне заниматься куни или риммингом - любила Она очень это дело. Когда же в магазины направлялся я - не знаю, что Она делала с моим отцом. Знаю только, что когда я приходил - на лице его блуждала отрешенная улыбка. Он никогда не мог мне по дороге домой рассказать, что Она с ним делала без меня. Ограничивался только словом "Служил!" - как-будто это и так было неясно. Сама же Госпожа Ольга на мой вопрос, что делает с отцом без меня - так съездила мне по лицу, что я упал, а Она пнула меня босой ногой и сказала:
- Не твоё собачье дело, кретин! Что хочу, то и делаю - он Моя собственность! А захочу убить его - просто так, для Моего удовольствия - ты же мне и поможешь. И не просто, а с радостью и возбуждением. Верно, раб?
И я тутже почувствовал сквозь боль и едва не потерю сознания колоссальное возбуждение и правоту Ее слов...
...Так продолжалось, как я уже говорил, год или чуть больше. Мы ездили, как правило, к Госпоже Ольге вдвоем раз в 2-3 недели, когда Она приказывала. Мы давно привыкли к этой жизни и находили ее совершенно естественной. Но однажды Госпожа Ольга решила изменить кое-что:
- Скажи, раб, Мой раб виктор где живет - у тебя или в хостеле?
- В хостеле, это буквально рядом со мной. К себе я его брал только раз, когда Вы приказали привести его к мессенджеру.
- Ага! А скажи - сколько он за него платит за хостель. Или это бесплатно для них?
- Нет, он платит. Где-то около тысячи шекелей. Но дело в том, что от минстроя все эти пенсионеры получают надбавку к пенсии, которая почти равна стоимости хостеля в месяц. Ну, чуть поменьше.
- Так... А если бы он жил не в хостеле, а снимал частное жилье?
- Ну, тогда, Госпожа, он бы тоже получал надбавку от минстроя. Но частное-то жилье дороже хостеля! И это уже не так выгодно.
- Хм... Не так выгодно, говоришь? Смотря кому. Мне, например, выгодно!
- Так Вам и не дадут хостель, Госпожа - это только пенсионерам дают.
- Да заткнись ты, дебил, со своим хостелем! Мне выгодно будет переписать его к себе!
- Вы хотите поселить его здесь, Госпожа?
- Почему же нет? Мне нужен раб 24/7. А то вы приезжаете раз в 20 дней, а у Меня дел тут куда больше. Будет у меня тут жить в чулане - там полупусто, раскладушка у меня есть. Для всех остальных - он будет "Мой дядя". Для Меня - круглосуточный раб. А будет не нужен - буду запирать в чулане, чтобы не мельтешил. Я бы, конечно, предпочла тебя поселить - но ты же работаешь и с зарплаты дань платишь. А он - пенсию и так получает. Вот и будет: и дань платить, и квартирные, и служить, когда я пожелаю! Все, завтра же оформим его сюда... Ты чего задумался, раб?
- Ну, как-то неожиданно, Госпожа. Все же это мой отец, а жить будет в чулане...
- На колени!
Я упал на колени, как подкошенный.
- Ты опять за старое, идиот? Забудь, что он твой отец! Он - Мой раб! Точка. И никто больше!
Две сильнейшие затрещины отпечатались на моих щеках.
- виктор, ну ка иди сюда!
Отец, убиравший в другой комнате, бегом примчался на зов Госпожи. Она пнула меня ногой и спросила его:
- Кто это тут лежит на полу?
- Это Ваш покорный раб владислав, Госпожа!
- А ты кто?
- Я - Ваш покорный раб виктор, Госпожа!
- А кто вы друг другу?
- Мы оба - собственность Великой Госпожи Ольги!
- Вот так: начиная с этого дня вы обращаетесь друг к другу только так: раб виктор, раб владислав! Не только при мне - и без меня тоже! Я ТАК ХОЧУ!
- Слушаюсь, Госпожа! - громко ответили мы одновременно.
- Раб виктор, у меня для тебя хорошая новость: завтра ты переезжаешь ко мне и будешь Моим рабом 24 часа в сутки! Я так решила. Ты рад?
- О, конечно, Госпожа! - отец пал на колени и пополз к Хозяйке целовать Ее властные ноги.
- А теперь, виктор - доубирать квартиру! владислав - лизать Мне зад! И потом - выметайтесь. владислав, возьмешь на себя завтра все хлопоты переезда: выпишешь его из хостеля, перевезешь ко мне все его вещи и документы. А уж договор о съеме жилища мы потом оформим. До завтра, рабское отродье!..
...На следующий же день я по приказу Госпожи Ольги выписал отца из хостеля, собрал все его вещи и перевез отца к Госпоже Ольге. Все документы отца и его кредитку я тоже отдал Ей.
- Прекрасно!! Теперь у Меня наконец-то будет круглосуточный домашний раб! Старый, правда, и умом не особо блещет, но ничего, Я выдрессирую его для Себя, уж поверь Мне. Вот твой чулан, виктор, иди посмотри!
Мы с отцом зашли в небольшую комнатку с узеньким окошком в самом верху, где лежало много вещей и чемоданы, а также стоял старый платяной шкаф и раскладушка.
- Вот - не шибко много роскоши, но тебе она ни к чему, раб. Да и будешь ты здесь не так уж часто - только ночевать или когда Я тебя тут запру, чтобы не мельтешил, если ты Мне не нужен. Остальное время будешь работать на Госпожу, раб. Тебе нравится?
- О, конечно, Госпожа, - кинулся на колени отец. - Всё время буду служить Вам, работать на Вас!
- Я вот что еще надумала, - сказала Госпожа, - кроме того, что ты будешь мне платить за съем жилья, Я еще оформлюсь как твоя сиделка. Разрешение у меня есть, я до своей нынешней работы тоже подрабатывала у стариков. Правда, они не были рабами. Ну, ничего, на самом-то деле ты будешь обслуживать Меня, а Я - получать за это деньги! Ну, и кормить Я тебя тоже буду - пусть ты будешь есть с Моих ног, но это - тоже деньги. Так что, кредитка твоя переходит ко Мне навсегда. владислав, выдай-ка мне код быстро! А теперь - на колени! Оба! И благодарите Госпожу, за то, что Я так умно все это придумала!
Мы поползли на коленях за Госпожой в салон, где Она уселась на диван, а мы стали интенсивно лизать Ее белые босые подошвы, перемежая этот процесс восхвалением Великой Госпожи Ольги. Я действительно считал, что Она придумала очень умно! Судите сами: Она становилась одновременно полной Хозяйкой круглосуточного раба, а в дополнение к этому получала: его пенсию (около 2600), его деньги от минстроя на съем жилья (около 1000), да еще полставки сиделки (около 2000), плюс еще моя дань (200-300) - итого - больше пяти тысяч в месяц. да и Ее зарплата - около 7000 (в Маалоте подоходный налог не платят). Да еще и дань от других рабов...То есть - чистый доход Госпожи Ольги в месяц будет где-то 13 тысяч. Совсем неплохо!..
http://www.sm-video.ru

Источник: http://forum.jenatik.ru/showthread.php?t=2346