Родной любимый сын стал алкоголиком - Наркология

Николь Кидман и Том Круз не смогли уберечь сына от алкоголизма

00:01 22/05/2014

155 лет назад, 22 мая 1859 г., в семье одного ирландского алкоголика, потомка королей Генриха III и Эдуарда III, случилось прибавление. Младенцу будет суждено стать врачом-офтальмологом, китобоем, организатором горнолыжных курортов в Давосе, знатоком оккультных наук, виртуозом в игре на банджо и рыцарем. Крестили новорождённого именем Игнатий.

Впоследствии он предпочтёт называться иначе. Имя Артур было им унаследовано. Второе имя, архаичное Конан, он взял в честь дяди отца. Фамилия Дойл считалась одной из самых древних и почтенных в Ирландии и Шотландии. Теперь она ещё и самая знаменитая.

Автор бронежилета

Невероятное дело: чуть ли не самым главным из героев книг серии «Библиотека для школы и юношества» стал пьяница, наркоман, сомнительный делец и завзятый курильщик. Кто это? Позвольте! Ведь именно таков «мистер Черлок Гольмц», как называли «ведущего британского сыщика» в отечественных дореволюционных переводах. Трубки изо рта не выпускает, регулярно упарывается морфием и кокаином, а уж виски, портвейн и шерри-бренди проскальзывают даже в стерильных советских экранизациях.

Кто-нибудь помнит сэра Найджела Лоринга? Или персонажа с более чем странным именем Михей Кларк? Вряд ли. А вот Шерлок Холмс с нами всегда. Даже в пионерских лагерях. Андрей Макаревич в своих воспоминаниях писал: «Чаще всего в "страшных историях" перед сном рассказывали о приключениях человека по имени Шерлохомц».

Между тем, если верить «серьёзным» критикам, мы должны помнить именно Найджела Лоринга. Потому что произведение «Белый отряд», главным героем которого является как раз-таки данный сэр, когда-то называли «лучшим историческим романом Англии, превосходящим даже "Айвенго" Вальтера Скотта».

Михея Кларка не вспоминают вовсе. И совершенно зря. Этот персонаж достоин доброго слова хотя бы по той причине, что Конан Дойл в романе о его приключениях всячески воспевал «лёгкий нагрудный пуленепробиваемый доспех». Во время Первой мировой писатель вспомнит об этой идее и станет продавливать её в прессе. Результат — бронежилет, спасший немало жизней уже в наше время.

— Я автор не только Шерлока Холмса, — возмущённо заявил сэр Артур Конан Дойл при встрече с тогда ещё безвестным русским писателем Корнеем Чуковским в 1916 г.

— Да-да, разумеется, — ответил наш классик. — Мы помним и профессора Челленджера из «Затерянного мира», и бригадира Жерара. Но только Шерлок Холмс стал героем для наших детей!

И, как будто в отместку за отповедь, Чуковский позже пригвоздил Дойла:

— Он не был великим писателем...

Сэр Артур Конан Дойл. 1922 год. Фото: flickr.com / Boston Public Library

Школьный Мориарти

Может, и не был. Однако имя Шерлок осталось несмываемым на скрижалях истории. И узнаваемым. А в жизнеописаниях автора Холмса теперь бережно сохраняют любые мелочи. И то, что в колледже самым нелюбимым предметом у маленького Артура была математика — вечные колы. И то, что в этом самом колледже его страшно доставали итальян­ские иммигранты, братья Мориарти. Отличный урок тем, кто устраивает из учёбы каторгу. А также тем, кто травит своих товарищей. Потому что именно так и появился на свет «гений преступного мира, профессор математики Мориарти». До появления Гитлера он был образцом «жесточайшего злодея» всех времён и народов.

Сэр Артур Конан Дойл в полевом госпитале во время Англо-бурской войны. работа не ранее 1899 года. Фото: www.globallookpress.com

Считается, что биография писателя — его книги. В случае сэра Игната это не совсем так. Много ли литераторов добровольно отправлялись на фронт? А Конан Дойл в самом начале Англо-бурской войны, будучи уже сорокалетним писателем с мировым именем, просится на передовую. И не куда-нибудь, а в Южную Африку.

Ему отказывают. И тогда он за свой счёт отправляется в самое пекло. И на свои же гонорары, в том числе и от надоевшего, ненавистного ему «мистера Холмса», организует образцовый полевой госпиталь. Между прочим, именно за эти военные труды, а вовсе не за литературу, Артур Конан Дойл получает рыцар­ское звание и орден Британской империи.

Вернувшись с войны, сэр Дойл остаётся притчей во языцех. Шутка ли — разменяв пятый десяток, быть сильнейшим боксёром-любителем Британской империи? И при этом ещё осваивать гоночные автомобили? И вычерчивать схемы аэропланов? И выдвинуть предложение о строительстве туннеля под Ла-Маншем?

Тогда его увлечения казались фантастикой. Но вспомним. Туннель под Ла-Маншем всё-таки построен. Пусть не по проекту Конан Дойла, но построен. На самолётах с фантастическим стреловидным крылом мы сейчас запросто летаем в отпуск. А ведь ещё на заре авиации такую форму крыла предложил именно он.

А ещё остаётся гениальный сыщик-наркоман, который никогда не произносил фразу «Ну это же элементарно, Ватсон!» Этим выражением мы обязаны актёру Василию Ливанову, которого тоже можно именовать «сэр».

Кстати, вполне официально — всех, кто удостоился ордена Британской империи, только так называть и полагается. А русский Холмс да и русский Ватсон в исполнении Виталия Соломина признаны лучшими в Европе. Не во всей, правда, Европе, а только лишь на континенте. Ну что ж. Англичане традиционно не признают водяных смесителей, правостороннего движения и прочих премудростей. Не очень-то они признают и реальные подвиги одного из самых своих прославленных сыновей. Будем помнить хотя бы мы.

Фото: АиФ Материалы по теме

Источник: http://www.aif.ru/culture/person/1172188